НЕЗАВИСИМОЕ ИЗДАНИЕ О ЛЮДЯХ, КУЛЬТУРЕ И ВДОХНОВЕНИИ

18+

ПАРАФРАЗ © 2017

  • Facebook - White Circle
  • Zen_logo
  • Vkontakte - Белый круг
  • Telegram_Messenger_edited
  • RSS - White Circle

«Аквариум»: история музыки

В разные свои периоды «Аквариум» неизменно оставался особым коллективом. Он был электрическим и акустическим, ориентальным и порнографическим, блаженным и юродивым, боевым и панковским, нудным и колоритным. «Парафраз» выяснил, с чего начался путь группы, вобравшей в себя русскую поэтическую традицию, бардовскую песню послевоенных лет, восточную философию и достижения западной культуры.

 

 

Группа «Аквариум» была «задумана и осуществлена» в июле 1972 года, после того как Борис Гребенщиков, начинающий, но уже известный в определённых кругах гитарист и певец, приехав в Ленинград с юга, решил, что пора затевать свою группу и писать песни на русском языке. Так, Борис Гребенщиков описывал начало творческого пути в письме Артемию Троицкому, датированном 1980 годом.
 

Но на самом деле, начало следует искать ещё раньше. В 1964 году, когда Борис Гребенщиков в белой рубашке и красном галстуке пионера приходил из школы, настраивал приёмник и попадал на волну, транслирующую The Beatles, прямиком из-за границы. В тот момент, по его словам, он понял, зачем живёт.


Серьёзно заниматься гитарой БГ начал в 1968 году. В те годы музыкальная фабрика им. Луначарского в равном количестве выпускала как шести, так и семиструнные гитары и молодых людей, испытывающих интерес к музицированию, это ставило в тупик, вызывая вопрос: «С чего начать?». Вся страна регулярно отправлялась в походы и у костра пела романсы и песни бардов под «семиструнку», а на простой, казалось бы, вопрос «А «Битлз» на скольки струнах играли?» никто ответить был не в силах.
 

Без весомых на то причин в руках Гребенщикова оказалась именно шестиструнная гитара. Первой песней, которую Борис исполнил, была битловская «Ticket To Ride», а девочкам-одноклассницам, в перерывах между уроками, на чистом английском он пел «As Tears Go By» Мика Джаггера и Кита Ричардса. Миновав короткий период сочинительства песен на английском, осенью 1971-го, он пришёл к осознанию необходимости петь и сочинять на русском языке. А уже в 1972 году у Бориса, на пару с Анатолием Гуницким, появилась идея «Аквариума» как постмодернистского русскоязычного поэтически-музыкального проекта.
 

Первое время костяк группы составляли Гребенщиков, как вокалист и гитарист, и Гуницкий в качестве барабанщика. В 1973 году появился бас-гитарист Михаил Васильев (Фан). Михаил и Борис виделись однажды на одном «сейшене» (подпольные рок-концерты — прим. авт.), причём у одного была пластинка группы «The Moody Blues», а у другого пластинка Джона Мэйела. Андрея Романова (Дюшу) все знали довольно давно, но то, что он музыкант, выяснилось тоже случайно, когда в университетском зале Борис обнаружил Дюшу, репетировавшего в составе какой-то группы. 
 

До 1973 года было написано множество песен как БГ, так и Гуницким. В 1973 году состоялся и сценический дебют Гребенщикова на музыкальном фестивале в Юкках.

«Первое выступление — ночной фестиваль в Юкках летом 1973 года. Я выступал в качестве акустического романтического мальчика с песнями Кэта Стивенса на одной сцене с «Санкт-Петербургом», старыми «Землянами», «Манией» и тому подобными, чем тогда очень гордился» — Борис Гребенщиков

Как говорил Фан, самая большая ошибка советской власти была в том, что она разрешила производство и повсеместную продажу бытовых магнитофонов, где кроме воспроизводящей головки была и записывающая. С этого момента контроль за распространение информации прекратился. Начало семидесятых ознаменовалось приходом стереозвучания. Появились такие устройства, которые давали возможность «многоканальной записи» — это было революцией. И «Аквариум» одним из первых этим воспользовался.
 

В 1974 году выходят первые магнитные альбомы «Аквариума», которые сами участники группы называют «доисторическими», как бы вынося их за скобки официальной истории группы. Все первые альбомы записывались в зале факультета прикладной математики Ленинградского Государственного Университета, в ужасных условиях и на соответствующей аппаратуре. Помимо традиционных инструментов, «Аквариум» использовал массу других звукоиздающих устройств, таких как детские дудки, пианино с воткнутыми в молоточки канцелярскими кнопками, пластиковый провод, капли которого, когда его плавили, со свистом проносились мимо микрофона.
 

Борис Гребенщиков

 

То, что из себя представлял «Аквариум» в начале и середине семидесятых, лучше всего можно описать фразой, излюбленной непосредственными свидетелями тех лет: «Ансамбль «Аквариум» — не просто ансамбль, а образ жизни». В окружение группы входило около 30 человек, объединённых близкими увлечениями, которые почти всегда находились вместе, переходя из квартиры на квартиру или слоняясь по улицам.
 

На волне этого вся компания спонтанно организовала театр прямо на ступенях Инженерного Замка — сооружения постройки 1797-1801 годов. Как вспоминает Андрей «Дюша» Романов: «Часто со стороны можно было наблюдать как молодые люди в белых рубашках со свисающими по пояс рукавами и цветными перевязями через плечо фехтовали с друг другом, под взглядами их спутниц, а потом предавались пению. На боковых ступенях, что смотрят на Садовую улицу, прислонившись к нагретой солнцем огромной двери, он и Борис читали ноты с любительски переснятого кем-то английского песенника The Beatles и пели».
 

Ставили небольшие пьесы, которые писались Гребенщиковым и Гуницким, а зрителями представлений становились случайные прохожие. Но после того как театр возглавил профессиональный режиссёр и ученик Товстоного Эрик Горошевский, привнеся в свободный театр академическую строгость, Гребенщиков разочаровался в идее синтеза рока, поэзии и театра, и «Аквариум» сконцентрировался на музыкальной деятельности. Джордж, а за ним и Дюша, предпочли театр группе — последний, впрочем, ненадолго. Приблизительно в тот же период, к группе примкнул виолончелист Сева Гаккель, привнёсший свою долю в колорит группы. 
 

1976 год начался с того, что группа узнала о проводимом в Таллине фестивале «Таллинские Песни Молодёжи» и отправилась в путь, без приглашения. Организаторы сказали, что рады были бы послушать группу, но мест в программе уже нет. Однако предложили ждать и постоянно находиться на фестивале, так как в любой момент могло образоваться непредвиденное окно и его можно было бы заполнить «Аквариумом». Концерт в конце концов состоялся и группа исполнила четыре акустических композиции, причём овации эстонской публики были такими, какими в Ленинграде их никто и никогда до этого не одаривал. Там же, в Таллине, состоялось знакомство с Андреем Макаревичем и «Машиной Времени».
 

В 1977 году «Аквариум» на два года потерял двух своих музыкантов — Дюшу Романова и едва появившегося Александра «Фагота» Александрова, которые были призваны на военную службу, а годом ранее служить ушёл Михаил «Фан» Васильев. Тогда же, активизировался Майк Науменко, общение с которым вылилось в совместный альбом под названием «Все Братья — Сёстры», вдохновлённый музыкой и поэзией Боба Дилана
 

Обложка альбома «Все Братья-Сёстры». В руках БГ держит книгу текстов Дилана

 

Магнитофон был вынесен в чистое поле на удлинителе. Майк развешивал микрофоны на бельевой верёвке, которые свисали на разную длину, но в одной плоскости, а звукорежиссёр отгонял лающих собак и кашляющих зрителей. Всё происходило на берегу Невы, недалеко от Охтинского моста. Впоследствии этот альбом будут называть первым альбомом русского рока и его отправной точкой.
 

В 1979 году из армии вернулись Дюша и Фагот. На ударных к тому времени был Майкл Кордюков. В таком составе «Аквариум» поехал на несостоявшийся фестиваль в Черноголовке, где группа познакомилась с Артемием Троицким и через него получила приглашение в Тбилиси, где в марте 1980-го проходил всесоюзный фестиваль ВИА и рок-групп — один из первых официальных рок-фестивалей в СССР. 
 

С фестиваля группа была дисквалифицирована за неподобающее, по мнению судей, поведение: Борис Гребенщиков при исполнении песни лёг на сцену, положив электрогитару между ног, затем Сева Гаккель поставил на него виолончель, а фаготист Александр изобразил автоматную очередь в сторону зала. Жюри фестиваля эксцентричное выступление не оценило и обвинило группу в пропаганде гомосексуализма и инцеста. Впоследствии Бориса выгнали из НИИ социологии ЛГУ, где он работал, а затем из комсомола. Группе запретили выступать сначала на два месяца, а потом на полгода. Поэтому «Аквариум» снова перешёл на акустику — начался огромный период домашних концертов и квартирников по всему Ленинграду и Москве.

 

БГ и Тит

 

«Летом 1980-го из ниоткуда появился крайне отдалённо знакомый по имени Андрей Тропилло и сказал — "Я помогу вам"» — говорил БГ о событиях того времени. Знакомство с Андреем Тропилло, продюсером и музыкальным издателем, позволило группе записываться на студии в Доме Юного Техника, где он сам работал руководителем кружка звукозаписи. В январе 1981 года был записан «Синий Альбом» — первый «естественный», по мифологии «Аквариума», продуманный альбом, положивший начало новому витку развития группы. 
 

В последующие годы группа продолжала выпускать студийные «естественные» альбомы, среди которых «Треугольник», «Табу» и «Радио Африка», с визитной карточкой «Аквариума» — песней «Рок-н-Ролл Мёртв». А также группа давала электрические концерты и участвовала в фестивалях.
 

Следующим значимым событием в жизни не только «Аквариума», но и всей рок-музыки в стране, был приезд американской певицы Джоаны Стингрей в 1984 году. Джоана много раз приезжала в Советский Союз и подолгу жила, общаясь и сотрудничая с музыкантами. В 1986 году на собственные средства она выпустила в США и Канаде сборный двойной альбом с песнями четырёх групп на двух пластинках тиражом в 10 тысяч экземпляров под названием «Red Wave».
 

После выхода этой записи, в 1987 году, в СССР вышла первая официальная пластинка «Аквариума», изданная фирмой «Мелодия». В этот период группа начинает набирать всё большую популярность в стране. «Аквариум» начинают приглашать на телевидение, а журналы называют группу лучшим ансамблем страны. Лучшим музыкантом признаётся Гребенщиков. 
 

В конце восьмидесятых «Аквариум» даёт несколько концертов за границей, а Гребенщиков записывает сольный альбом с песнями на английском языке, который в 1989 году вышел в Европе и США.
 

Борис Гребенщиков и Сергей Курёхин

 

Говоря о значении и роли «Аквариума», нельзя не отметить и не отдать должное тому, что в эпоху господства государственной машины, они смогли забыть о ней, как о страшном сне и продолжать жить и творить так, как хотелось им.


«Аквариум» находит новое место художника, «красивый холм», сидя на котором до тебя не может добраться догматизм и чванство общества. В песнях «Аквариума» гаснут социальные темы. Если они и появляются, то только как добавочные полутона к первичным основам простой и обыденной жизни. Возвращение к весомости и значимости таких символов как «Дом», «Чай», «Путь» — одна из миссий культурного героя эпохи застоя. 
 

«Аквариум» и Борис Гребенщиков — одно из самых прочных звеньев в новой русской музыке, и её история доказывает всё это в лучшем виде.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload