НЕЗАВИСИМОЕ ИЗДАНИЕ О ЛЮДЯХ, КУЛЬТУРЕ И ВДОХНОВЕНИИ

18+

ПАРАФРАЗ © 2017

  • Facebook - White Circle
  • Zen_logo
  • Vkontakte - Белый круг
  • Telegram_Messenger_edited
  • RSS - White Circle

Лена Карин: «Главное понять, как правильно подать идею»

Лена Карин — успешный дизайнер, руководитель проекта «Больше, чем покупка», владелица собственного модного дома, в прошлом сотрудница студии Артемия Лебедева. В интервью «Парафраз» она рассказала об особенностях работы с компаниями уровня «Газпромбанка», а также о том, как создать успешный стартап, вдохновлённый русской культурой и сохранить детские сказки для потомков.

 

 

Как-то вы сказали: «Моя задача: год от года, сезон за сезоном уметь удивлять», как генерируете идеи?
 

Из года в год я создаю новые коллекции для разных дизайнерских проектов: подарки, одежда, ткани, посуда. Звучит, как очень разные задачи, но в основе каждой коллекции должна быть творческая идея, которая даст толчок целому сезону, направлению и множеству вариантов дизайна. С хорошего дизайна начинается любой производственный стартап, маркетинг бессилен, когда товар плохой. Чтобы охватить максимальное количество мастерских, я создаю несколько коллекций в год, и мы с командой адаптируем их для разной аудитории. Источниками вдохновения всегда является мировое культурное наследие, прежде всего русская поэзия, литература, живопись, даже наука — в этом году, например, мы выпускаем коллекцию «Менделеев».
 

Чтобы получилась интересная работа нужно найти необычный подход к материалу. У нас есть коллекция палантинов «Красота — страшная сила» с цитатами Фаины Раневской, прозрачный лёгкий шёлк с авторскими рисунками нежного цвета и чёрные графические фразы по платку. Есть коллекция пледов и посуды с цитатами Анны Ахматовой и красными маками. К юбилею Василия Кандинского я выпускала коллекцию по мотивам его эскизов: от необычной книги до ёлочных игрушек из фарфора — тема русского авангарда неисчерпаема. 
 

Каждый год мы утверждаем 3–4 концепции в работу и это всегда жаркие споры единомышленников — нет ничего лучше, чем искать вдохновение в культурном коде страны. 
 

Какими качествами и возможностями нужно обладать, чтобы стартап «сработал»?
 

Стартап — понятие широкое. Если говорить о социальных ремесленниках и новаторах по производству товаров, то прежде всего нужно провести исследование рынка и сбыта, для многих это самое сложное. Как правило, решение принимается спонтанно, когда рядом есть условная возможность: пасека — продаём мёд, растёт иван-чай в полях, значит продаём чай. 
 

Я знаю удивительные проекты, которые именно в этих областях придумали необычные решения и сейчас лидеры социального рынка: фабрика мёда «Кокко-белло» и кипрей-ферма «Бронский». Первые делают коллекцию вкусов для медовых кремов, а вторые — варианты росписей на упаковке.
 

Главное понять, как правильно подать идею, придумать отличный от других стиль, непохожий, самобытный. Так что первый комплект качеств — анализ и креатив. Второй задачей будет трудолюбие и умение учиться. Есть много белых пятен в сознании начинающего бизнесмена и тут многое зависит от того, насколько он быстро схватывает и доверяет учителям. И конечно, самое важное вовремя почувствовать меняющийся рынок и потребности покупателя, подумать о дизайне продукции. Этому нужно учиться, иначе никакая поддержка и гранты не спасут ситуацию. Все успешные социальные проекты: «Авоська дарит надежду», «Душистые радости», «Наивно, очень!», «Шапка рулит!» — это прежде всего, прекрасные команды, ищущие новые идеи, знания и технологии. 
 

Какие навыки вы приобрели в студии Артемия Лебедева, и как вам помог этот опыт в создании собственных проектов? 
 

Она научила меня двум важным вещам: во-первых, смелости и лёгкости в общении с крупными игроками рынка, потому что в студии Лебедева не лебезят перед начальниками рекламных отделов или директорами по маркетингу, и не считают, что клиент всегда прав. Во-вторых, я поняла, что не хочу всю жизнь работать в digital, мне хотелось самобытных культурологических коллекций.
 

Известный бренд или проект для вас равняется качественному продукту, услуге, или это не имеет значения?
 

У нас часто принято говорить, что мы переплачиваем за бренд. Тем не менее у каждого человека есть список марок, продукцию которых он предпочитают покупать. Это и есть то, к чему каждый производитель должен стремиться — к созданию бренда. Он гарантирует качество, неизменное в любой точке продаж.
 

Среди заказчиков вашей дизайн-студии достаточно много крупных известных организаций, включая «Газпромбанк», «Уралхим» и «ВТБ Страхование», сложнее ли искать общий язык с представителями таких организаций?
 

Сложности общения в крупном бизнесе бывают в процессе согласования деталей договора. Многие подрядчики не выдерживают долгие сроки утверждения и забрасывают проекты, а я терпеливо обсуждаю и доделываю. С креативной частью проблем не было — в таких компаниях решения принимают высокообразованные люди, у которых изначально запрос на концептуальную коллекцию. Мы проводили совместные мозговые штурмы, ездили по мастерским, создавали книги и упаковку.
 

Фото предоставлено Леной Карин  

 

Как появилось ваше увлечение самобытностью народов, этнографическим наследием? У вас есть какие-то идеи или новые проекты, связанные с этой темой?
 

Я выросла в Горьковской (Нижегородской) области, где предметы народного промысла были единственным, что без ограничения продавалось в магазинах закрытого города с тотальным дефицитом. В детстве все тарелки, ложки, столики и стульчики в садиках и больницах были в хохломе, мстёре или городецких узорах. 
 

Со временем это изобилие вызывало отторжение, но у нас был прекрасный учитель в художественной школе, рассказывающий сказки о каждом промысле. И это так глубоко въелось в мою душу, что теперь я ощущаю физическую боль, когда вижу, как разваливаются старинные предприятия, которым можно помочь. 
 

Как профессионал я понимаю, что им нужно свежее дыхание, а они продолжают делать старые рисунки и модели. Я много езжу по регионам и хочу создать книгу о промыслах, но не о музейных старинных традициях, а о тех, кто нашёл новое применение ремёслам. Есть такие проекты, но о них мало кто знает. Хочу развивать свой курс «Новоделье» по превращению старых традиций в новые идеи. Надеюсь сохранить детские сказки для потомков.
 

Вы говорите: «Я уверена, что женские расписные двойные шубы сах и мужские строгие малицы с мехом внутрь были бы не менее успешны, чем шубы из брендовых салонов «Натали Фурс» и «Екатерина». Нужно получить возможность нам всем носить национальные шедевры в объёмах страны, иметь сеть магазинов». Как вы считаете, возможно ли это сейчас, и что для такого сценария требуется?
 

Я 16 лет веду успешный бизнес по созданию малых мануфактур, поэтому знакома с большинством трудностей российских fashion-дизайнеров. Мой собственный дом моды Lena Karin долгие годы работал с минимальной рентабельностью, потому что в стране нет модной индустрии, нет правильно организованной процедуры вывода новых марок, агентов, инвесторов, способных помочь этнической коммерческой идее и нет производств по обработке материалов в нужных районах. 
 

Северная меховая одежда была бы, без сомнений, востребована, но никто же не поедет покупать её в Сургут или Ухту. Организовать в Москве бутик — затратный процесс, оптом без рекламы никто не купит, а выставить «под реализацию» — это гарантировано убить дорогую вещь и потерять оборотные средства. В итоге проще не связываться.
 

Расскажите о проекте «Больше чем покупка», какова главная цель и идея, изменилась ли она со временем? 
 

В проекте 132 участника из 26 регионов. Экология бизнеса улучшается, люди берут на себя труд решать социальные задачи, но для этого нужны оборотные средства, особенно первое время. Наша задача не просто продать товар, а сделать процесс продаж стабильным и независимым от нас. Нужно проверить и организовать все процессы: от дизайна до документооборота. Когда я вижу, что наш поставщик уже самостоятельно делает правильные шаги и бизнес структурирован, я беру в работу новых подопечных. 
 

Стабильных партнёров мы переводим в ранг постоянных поставщиков в сети наших точек продаж на АЗС «Лукойл» или ищем новые точки сбыта. С этого года некоторые наши участники готовы к разговору с любой торговой сетью. Мало кто пока понимает, что все компоненты обычного бизнеса в социальном производстве даются сложнее, так как основная задача не заработать деньги, а иметь средства для решения социальной проблемы. Мы проводим маркетинг, составляем технические карты товаров, обучаем логистике и упаковке. Это экономит им кучу времени и даёт первые толчки к самостоятельным процессам, чтобы осилить работу в серьёзном бизнесе.
 

Что мотивирует вас так много времени посвящать своей деятельности, создавать и управлять полноценными проектами, развиваться и идти дальше, в чём вы для себя видите смысл и источники силы?
 

Для меня учить, как дышать, ничего сложного в своих советах я не вижу. Просто теперь я делаю это по всей стране пользуясь возможностями, которые предоставляет проекту фонд. 
 

Я мечтаю, чтобы нашлись инвесторы способные оплатить полноценные разработки ассортиментных коллекций, например, для фабрик: «Беломорские узоры» северных промыслов в Архангельске, «Кунгурский фарфор» в Кунгуре — там огромные возможности, много людей зависит от этих предприятий, но проблема ассортимента очень актуальна. 
 

 

Фото предоставлено Леной Карин  

 

Когда я получаю письма с благодарностями от наших участников, невольно краснею и стараюсь, чтобы никто не видел слёз. Мне важно узнать, что мастерская в 10 человек увеличилась до 18, и теперь они не боятся получить серьёзный многотысячный заказ. Круто сделать так, чтобы помогающие приютам люди не думали бы постоянно о поиске спонсоров, а на предприятии от «Всесоюзного общества слепых» появились бы новые востребованные направления бизнеса. Вот моя мотивация. Подпитываюсь добротой и активностью лучших проектов страны.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload