НЕЗАВИСИМОЕ ИЗДАНИЕ О ЛЮДЯХ, КУЛЬТУРЕ И ВДОХНОВЕНИИ

18+

ПАРАФРАЗ © 2017

  • Facebook - White Circle
  • Zen_logo
  • Vkontakte - Белый круг
  • Telegram_Messenger_edited
  • RSS - White Circle

Александр Матющенко: «Мне неинтересно продавать скучное бордо»

В одном из самых аутентичных заведений Петербурга «Братья Тонет» уже четыре года наливают невероятное вино, радуют вечерами с музыкой в живом исполнении и просто завораживают своим уникальным интерьером. «Парафраз» встретился с владельцем заведения Александром Матющенко, чтобы поговорить о создании бара, коллекции мебели, и конечно, о вине.

 

Фото из личного архива Александра

 

Вы до этого занимались бизнесом в сфере гастрономии или получилось создать такое заведение без опыта в этой области?

 

Это мой первый проект такого формата, хотя я всю жизнь торговал вином в разных формах. Можно сказать, что «Тонет» — это естественное продолжение. Я занимаюсь вином всю сознательную жизнь. Интерес к вину возник с каких-то красивых картинок в детстве, потому что в те времена красивые бутылки были редкостью. Уже будучи студентом, когда я устраивался на так называемую подработку попал в уникальное место, достаточно быстро себя зарекомендовал, поднялся по карьерной лестнице и продолжил заниматься вином. 

 

Какая, на ваш взгляд, была культура распития вина в советское время?

 

Её, можно сказать, не было, был портвейн «Три семёрки» и плодовые вина. Ещё коньяк и виски, как более крепкие варианты. Моя личная заинтересованность пошла от отца. Он был руководителем крупного леспромхоза, и иностранные заказчики в качестве личного подарка могли прислать, например, ящик виски. Мне было 10–12 лет, и я видел эти красивые бутылки японского и шотландского виски. До сих пор них помню, настолько они врезались в память.

 

Почему вы занимаетесь именно вином при разнообразии алкоголя на современном рынке?

 

Когда ты постигаешь какие-то азы, начинаешь разговаривать на новом языке и тебе открываются новые перспективы, дальше язык становится более сложным и тонким, осваиваешь вещи, которые для большинства являются закрытыми. Максимальное разнообразие — это вино. Очень много факторов влияющих на конкретный продукт. Вино — один из древнейших и известных человечеству напитков, оно несёт в себе объёмную историю и культуру, в отличие от многих других напитков. 

 

То есть для вас алкоголь — это более глубокая история, чем просто выпить то, что нравится?

 

Да, конечно. Но есть, например, молодёжная культура, как в Испании, мешать вино и кока-колу. Как и разнообразные вещи типа текилы и абсента, но это всё определённые слои. Моя личная концепция — жить и работать на новаторов. Те же вина, например — мне неинтересно продавать классику. Знаете, как говорят «скучное бордо». То есть я работаю на людей, которые открыты к новому, я не превратился в пенсионера, а живу как считаю нормальным. 

 

Если в вашем присутствии мешают виски с колой или текилу с соком, вы ставите на человеке крест и считаете его бескультурным?

 

Нет, есть же, допустим, папуасы с островов Кука, они все примерно похожи, но среди них есть люди с разным IQ, просто дайте им возможность учиться и понимать. А другим — наоборот, сколько ни вкладывай в голову, бесполезно. Поэтому это вопрос насколько человек открыт к этой культуре, в принципе. 

 

Фото из личного архива Александра

 

Как появился бар «Братья Тонет»?

 

Я часто слышу этот вопрос, ответ на него простой и сложный одновременно. Всё в жизни, когда ты делаешь это легко и свободно, получается красиво, но когда делаешь не ради денег, а потому что тебе это нравится. Всё остальное приходит, как правило, следом. Когда думаешь только о деньгах, то остальные вещи начинают ускользать, в таком случае обычно долго думают над концепцией, в итоге — в лучшем случае делают хорошую копию. Новаторов процентов 10, а может, и всего 2 из общей массы. У меня фактически получается иначе — я сам выбираю свою публику. 

 

Чем-то вдохновлялись, из чего собирался образ места, кроме знаменитых стульев?

 

Безусловно, нельзя на ровном месте создать что-то такое. Как сейчас многие товарищи заявляют в искусстве «Я, мол, творю и никто мне не указ и не учитель, я уникален». Но у всего есть отправные точки, где-то это китайское искусство, где-то Средние века, но всё равно человек чем-то вдохновляется и что-то перерабатывает.

 

Любые учения, любые теории, будь то психология, философия или что-то другое — всегда есть некий учитель или идеи, которые симпатичны, которые были переработаны и трансформировались. По сути дела, как говорили в советские времена, я являюсь продолжателем славной династии людей, работающих с лесом.

 

Мой дед всю жизнь работал в лесу, заготавливал лес, мой отец закончил лесотехническую академию, в какой-то момент я тоже говорил, что останусь жить и работать в лесу, но мне сказали, что это законченный этап, общество двигается дальше, поэтому нужен какой-то другой выбор. В итоге я поступил на факультет технической кибернетики, но в дальнейшем время всё расставило на свои места. 

 

А с деревом у вас какие отношения, коллекционируете, делаете что-то самостоятельно?

 

Всё просто. Отец в детстве дал мне в руки ножик, я делал какие-то лодочки, кораблики, самостоятельно что-то строгал и вырезал, это были мои первые навыки работы с деревом, которые я получил ещё в дошкольном возрасте. Для меня это было абсолютно естественно. В старших классах я уже ходил в кружок и делал полноценные копии морских судов, там же пришла и резьба по дереву — хороший базовый опыт. Дерево — самый живой, тёплый и интересный материал. 

 

А мебель для этого бара вы искали в антикварных магазинах или у вас какие-то свои проверенные продавцы? 

 

Всевозможные источники: магазины на территории бывшего СНГ, антикварные салоны, друзья, онлайн-продавцы. Случаи, когда как раньше эту мебель выбрасывали на помойку — этих сказок уже давно нет. 

 

Фото из личного архива Александра

 

Какой самый старый предмет в вашем баре?

 

Стул Тонет номер 4, сделан в 1850 году. Но ценность коллекции для меня не в самом старом предмете, а в некой уникальности. Когда технология производства предмета опережает свой век на 10, 20, 50 лет. Уникальным мог бы быть стул с так называемыми алюминиевыми накладками на ножках. Ведь первые предметы из алюминия в начале двадцатого века воспринимались как драгоценный металл. Он был похож на серебро, но легче, его очень ценили, да и стоил он дороже. Первые предметы с алюминиевыми вставками шли маленьким тиражом для буржуа, как нечто особенное и уникальное, только потом он пошёл в промышленность. Поэтому даже среди обычных стульев можно найти уникальный дизайн, технологию, вещь с историей, которая обычному обывателю ничего не скажет. 

 

Не было опасения во время создания заведения, что люди просто не поймут такой формат, что современному обществу, которое вечно спешит, это не будет интересно?

 

Я свой сегмент видел изначально, но у меня был вопрос придёт он сюда или нет. Я понимал изначально на кого я работаю — на таких людей как я, со схожим восприятием жизни. У меня был большой задел по вину, я видел, что, условно, какие-то мальчишки открывают винные бары, и они пользуются успехом, я понимал, что могу сделать лучше и больше. Так вектор сложился со всех сторон и заработал. 

 

Есть какой-то типичный портрет вашего посетителя?

 

Тут безусловно работает психология, физиогномика, всё что в этой области можно подтянуть. Всё имеет значение: как человек вошёл, как оглядывается, какой походкой идёт, как начинает разговаривать. Для нас это часть увлекательного процесса — считывать людей, понимать зачем они приходят. Причём половина людей, которые заходят, они сами не знают чего хотят, как в большом гипермаркете, глаза разбегаются, и наша задача сузить их выбор до нескольких напитков.

 

Как вы заметили, в Советском союзе была не очень хорошая история с вином и какими-то более или менее элитарными, так скажем, напитками. Какова ситуация сейчас, как изменилась культура употребления алкоголя?

 

Можно смело сказать, что Петербург рулит в этом плане. Москва, как ни странно, с её оборотами, капиталами и деньгами как была купеческая, так и остаётся «купи-продай». В Петербурге это всегда качество, а не количество, поэтому культура вина и сомелье на прекрасном уровне. Да и по отношению к вину наше общество подтянулось, прогресс очевиден, посмотрите на количество винных баров хотя бы. 
 

Другое дело, что тип баров может быть разный, в каждой стране он свой. Например, если мы приедем в Берлин, там в баре бокал вина по 1–2 евро, забитое заведение и полное отсутствие музыки. То есть культура вина и общения доминантная, никакая атрибутика не нужна: ни стены, ни рисунки, ни украшения ни хостес тебе не помогут.

 

Если говорить о среднем потребителе с обычным доходом, как научиться выбирать вино? Если не приходить, допустим, к вам, а прийти в обычный магазин, на что нужно обратить внимание? Работает ли в таком случае цена или какие-то другие нюансы?

 

Нет, цена не так важна. Я прихожу в магазин возле дома, пробегаю взглядом, знаю только половину полки, беру наугад, и это будет всегда правильное попадание. Тут играет роль только накопленный опыт. Если ты учишь язык, например, у тебя есть база, и ты к ней всегда можешь добавить. Чудес по типу «я знаю три волшебных слова» тут нет. Я вижу этикетку, импортёра, сорт винограда, крепость, год урожая, форму бутылки, пробки. Это как партия в шахматы, когда у тебя есть двадцать комбинаций, и из них ты выбрал лучший вариант. Не верю этим сказкам из разряда «научусь выбирать вино по семи советам и произведу фурор». 

 

То есть, можно купить бутылку хорошего вина и за 500 рублей, к примеру?

 

Я вчера пошёл и купил за 400 рублей в обычном магазине. Абсолютно возможно.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload