НЕЗАВИСИМОЕ ИЗДАНИЕ О ЛЮДЯХ, КУЛЬТУРЕ И ВДОХНОВЕНИИ

18+

ПАРАФРАЗ © 2017

  • Facebook - White Circle
  • Zen_logo
  • Vkontakte - Белый круг
  • Telegram_Messenger_edited
  • RSS - White Circle

Александр Казаков: «Людям нужна искренность и любовь»

Проникновенное исполнение «Молитвы Франсуа Вийона» на стихи Булата Окуджавы в рамках проекта Первого канала «Голос 6» никого не оставило равнодушным. «Парафраз» поговорил с исполнителем — музыкантом из Риги — Александром Казаковым о впечатлениях от шоу, вдохновении и жизненном предназначении.

 

Фото из личного архива Александра 

 

Кто научил вас играть на инструменте, вы ходили в музыкальную школу?

 

Научил мой учитель литературы и русского языка в школе, он обучал всех желающих ребят играть на гитаре, вот я к нему тоже пошёл. А в музыкальную школу, позже, я просто ходил заниматься к преподавателю, а потом сдал экзамен через год-два, когда был уже взрослый.

 

Я упоминал на «Голосе», что однажды в детстве мне приснился сон, ничего содержательно интересного в нем не было, удивительным было состояние, которое после этого сна возникло. Это было потрясающей силы вдохновение, когда ты смотришь на всё вокруг и каждая вещь кажется наполненной смыслом, достойным того, чтобы об этом написать стихи или песню. И это состояние продлилось целый день. Я встал, ничего не понимая, пошёл в школу, и когда вернулся вечером написал первое в жизни стихотворение.

 

С чем вы это связываете, как объясняете для себя?

 

Со своим предназначением, что этим мне положено заниматься. Это заставляет задуматься. Если ты ждёшь от судьбы каких-то знаков, то что это если не знак?

 

Какие были ваши дальнейшие шаги в профессии?

 

После школы отучился два года на факультете психологии, потом перешёл на экономический, хотя у меня хорошо получалось. Меня в то время волновал вопрос трудоустройства, психологом в школе быть не хотелось. Отучился на экономиста, работал бухгалтером пять лет. Потом попал в хорошую международную компанию, все было более чем хорошо, но на музыку времени и сил оставалось мало. Часто я писал песни на работе, или после работы, оставаясь в офисе. Затем случился кризис в 2009 году, но моей группе на тот момент было уже пять лет (группа Da’Ba — прим. ред.).

 

 

Почему не стали заниматься музыкой, почему психология?

 

Я не переставал заниматься музыкой, с тех пор как начал в 11 лет. А психология — потому что мне хотелось понять себя. Я легко писал песни лет до 15, а потом случился какой-то кризис, песни перестали писаться, переоценка ценностей и всё в таком духе. В 15 лет, если у меня спрашивали почему я не улыбаюсь я говорил: а чего веселиться, когда всё так плохо? Ну, как положено подросткам. На перестройку себя в более позитивную сторону ушло несколько лет.

 

Меня с детства интересовали религиозные и философские вопросы, я искал свои ориентиры в этом плане. Но мне хотелось заниматься не просто музыкой как таковой, а именно писать песни. В то время я слушал в основном русский рок: «Кино», «Наутилус Помпилиус», «Алиса», «Аквариум», «ДДТ». Со временем всё больше классики западного рока. Так, работая в офисе, писал песни и репетировал до 2009 года. 

 

Когда меня сократили на работе я отправился в нашу студию записывать акустический альбом. Потом наступило лето и я пошёл играть на улицах Старой Риги.

 

Это был какой-то период или вас до сих пор можно в Риге с гитарой встретить?

 

Нет, это был период, несколько лет. Но это было абсолютно невообразимое счастье: свобода, каждый день новые знакомства, совершенно другая жизнь по сравнению с офисом. Особенно летом — было прекрасно и легко.

 

Участники вашей группы — ваши однокурсники?

 

Нет, пока я учился в университете, я познакомился с несколькими бардами, было такое легендарное кафе в Риге «Саксофон», вот там я участвовал в концертах и в этом клубе познакомился с одним интересным человеком, с ним вдвоём и начали. Состав с того времени несколько раз поменялся. Единственный с кем я играю уже двенадцать лет — наш клавишник Володя. 

 

 

Как вы попали на «Голос»?

 

Все мои занятия музыкой делятся на три направления: мои песни, которые мы играем с моей группой Da’Ba, сейчас их уже около двухсот, второе — я играю в пабах, барах, ресторанах, англоязычные каверы 60-х годов, третье — я выступаю с бардами, пою Утёсова, Бернеса, Окуджаву и иногда романсы. Обычно после таких вечеров романсов кто-нибудь обязательно подходил и спрашивал насчет того, когда же я уже соберусь на «Голос». И вот в прошлом году я взял две песни с нашего альбома 2015 года и отправил. Потом мне позвонили и пригласили на кастинг. 

 

Песня, которую вы исполняли на слепых прослушиваниях — не совсем формат современного эфира, почему выбрали именно её?

 

Выбор песни не совсем мой. История была такая: после того как мне позвонили и пригласили на кастинг, я приехал, меня послушали. Дают две минуты, чтобы спеть на русском и английском. На втором кастинге Юрий Аксюта послушал песни и спросил: «А что ещё?» И это первое, что в моей голове возникло, не было никаких заготовленных идей — я спел два куплета «Молитвы» Окуджавы. Потом я вышел и подумал, что зря я это сделал, песня же совсем не для «Голоса». Я ведь знаю пять сотен песен, почему я спел именно эту, не показывающую даже голос особенно. А им она очень понравилась, поэтому попросили спеть её на слепых прослушиваниях. Все остальные участники с оркестром выступали, а я словно голый — один с гитарой на сцене (смеётся).

 

Дима перед тем как повернуться сказал: «Какой-то действующий романсист», но мне такой лейбл не нужен, это не совсем про меня, но это приклеивается. 

 

Конечно, волнительно было, ни на что не надеялся. Вообще, я пою и играю другую музыку. Люблю что-то медленное, но романсы не слушаю. Но стилистика вещь второстепенная, если люди делают что-то искренне и по-настоящему, то это трогает. Это послание не сколько музыкальное, а именно мировоззренческое, духовное. Это момент, который может объединять абсолютно разные поколения. Людям нужна искренность, нужны настоящие чувства и нужна любовь.

 

Соглашусь, но на следующем этапе поединков, когда вы выступали с Настей Зориной выбрали её, а не вас, почему, как вы считаете?

 

Потому что эта песня изначально была выбрана для неё. Я мог на голове стоять, но это не имело бы никакого значения. Если вы посмотрите внимательнее — увидите, что в каждом дуэте примерно то же самое. Наставники сами заложники правил, можно сказать, они обязаны одного выкинуть, не они эти правила придумывали. Градский, допустим, говорил, что это самый его нелюбимый этап. У них нет выбора, и я так понимаю, чтобы было проще они просто изначально берут семь человек, с которыми они хотят продолжать работать и семь остальных, кого они сольют, но это опять-таки мои догадки, я просто предполагаю. Им тоже надо свою психику как-то беречь. Конечно, это обидно и неприятно, ну а что делать?

 

 

 

Вы считаете, что в этом шоу присутствуют глубокие личные переживания, эмоции, настоящие чувства, а не только развлекательный элемент? 

 

Сказать что-то однозначное сложно — там слишком большая команда, за всех не выскажешься. Ну мы же все люди, как они могут не присутствовать?

 

А если говорить о наставниках?

 

Дима себя очень просто и дружественно вёл, никакого звёздного статуса не было видно. Допустим, после репетиции мы постояли вместе, пошёл дождь, он уехал, но потом вернулся и выдал нам зонтик. Он очень позитивный. Просто понятно, что у него достаточно много дел, он занятой человек и сколько он мог нам уделять времени, столько и уделял. 

 

Многие обвиняют «Голос» в том, что каждое действие заранее прописано, а как считаете вы? 

 

Вы замучаетесь организовывать такую толпу, чтобы они ещё и нужные фразы говорили. Очень многое происходит стихийно, но и большая часть остаётся за кадром — время эфира не резиновое.

 

Я очень благодарен судьбе и конкретным людям за то, что я там оказался. Я мало где участвовал, занят был созданием песен. Именно поэтому люди на наших концертах плачут, за последние несколько лет я к этому привык. Если никто не плачет, значит плохо работаем (смеётся). 

 

 

Вы пели песню Булата Окуджавы, какую поэзию ещё читаете, любите?

 

Бродский, Даниил Андреев, Ахматова, но последние годы меня больше всего вдохновлял Бродский. Для меня важны те, кто вдохновляет на то, чтобы написать что-то своё. Последние пять лет это Иосиф Александрович. Много талантов, а он гений. 

 

А из зарубежных?

 

Боб Дилан и Леонард Коэн. Мне нравится традиция и любовь к длинным песням. 

 

Что вы любите в Петербурге, может, какие-то определённые места?

 

Место, в котором я бываю каждый раз, когда приезжаю в Петербург — это Дом книги, это традиция. Ещё Спас на Крови одно из любимых мест, он невероятен.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload