НЕЗАВИСИМОЕ ИЗДАНИЕ О ЛЮДЯХ, КУЛЬТУРЕ И ВДОХНОВЕНИИ

18+

ПАРАФРАЗ © 2017

  • Facebook - White Circle
  • Zen_logo
  • Vkontakte - Белый круг
  • Telegram_Messenger_edited
  • RSS - White Circle

Януш Корчак: «Я никому не желаю зла. Не умею. Не знаю, как это делается»

27 января — Международный день памяти жертв Холокоста. В эту дату год за годом люди всего мира вспоминают страшную катастрофу XX века и её последствия. В память об ушедших, «Парафраз» делится с вами историей жизни польского педагога, врача, автора знаменитой книги «Как любить ребёнка» Януша Корчака.

 

Дом Сирот в Варшаве. Оркестр под руководством Януша Корчака, 1923 год

 

Наставник и педагог: как любить ребёнка

 

Потребность юного Януша Корчака (настоящее имя Герш Гольдшмидт) в воспитании детей и преподавании возникла когда мальчику было всего пятнадцать лет — он начал подрабатывать репетитором, занимаясь с детьми. Затем последовало обучение на медицинском факультете Варшавского университета, работа в детской больнице и бесконечные поездки по воспитательным учреждениям. Именно во время этих поездок у Корчака и возникла идея организовать приют для детей. Так, в 1911 году в Варшаве появляется «Дом сирот» Януша Корчака, ради которого он оставил весьма успешную карьеру врача. Он руководил приютом до конца жизни. 

«Ребёнок — это пергамент, сплошь покрытый иероглифами, лишь часть которых ты сумеешь прочесть, а некоторые сможешь стереть или только перечеркнуть и вложить своё содержание»

Корчак отличался революционным подходом к воспитанию детей. Свобода мышления царила в его концепциях и, соответственно, книгах. Он избегал давать чётких советов и указаний, всегда оставляя право воспитателя или родителя на ошибку. Корчак подчёркивал: «Чем ниже духовный уровень воспитателя, бесцветнее его моральный облик, больше забот о своём покое и удобствах, тем больше он издаёт приказов и запретов, диктуемых якобы заботой о благе детей», давая понять, что он стремится к такому отношению к ребёнку, где его считают равным, где к его мнению прислушиваются.

 

Принято считать, что именно на принципах Корчака строится современный европейский подход к воспитанию детей. 

«Ребёнок — иностранец, он не понимает языка, не знает направления улиц, не знает законов и обычаев. Порой предпочитает осмотреться сам; трудно — попросит указания и совета. Необходим гид, который вежливо ответит на вопросы»

Дом сирот

 

Открытие приюта, построенного на пожертвования состоятельных варшавских евреев, промышленников и филантропов, состоялось 7 октября 1912 года. Здание сохранилось до наших дней, сегодня в нём находится детский дом и Центр документации и исследований жизни и деятельности Януша Корчака Korczakianum — филиал исторического музея города Варшавы. 

 

Правила созданного приюта изначально были основаны на коллективном воспитании и самовоспитании детей. Корчак создал целую систему взаимодействия детей и сотрудников.

 

Одним из главных символов самоопределения в Доме был сейм (парламент — прим. ред.). Детский коллектив делился на округа по пять человек и двадцать депутатов. Сейм располагал бюджетом в размере половины процента от расходов всего дома. Он мог потратить его на развлечения, игрушки и т. п. Ещё одним важным элементом структуры детского дома был товарищеский суд, который был призван разрешать конфликты между детьми. Каждый воспитанник имел право подать в суд на своего товарища или на воспитателя, а судьями были сами дети.

 

А также в Доме сирот придумали ряд нововведений — это газета, доска объявлений, почтовый ящик, нотариальная книга (тетрадь, в которой записывались все сделки между детьми). В этих идеях виден приоритет письменного слова, которое Корчак считал очень важным инструментом выражения и формирования характера детей. Можно сказать, что Корчак создал собственное слаженно функционирующее государство с политическими и экономическими институтами, где все граждане — дети.

«Уважайте каждую отдельную минуту, ибо умрёт она и никогда не повторится, и это всегда всерьёз»

Немецкая оккупация и гетто

 

В 1940 году вместе со всеми воспитанниками «Дом сирот» переселили в Варшавское гетто. В гетто Корчак отдавал все силы заботе о детях, героически добывая для них пищу и медикаменты. Воспитанники Корчака изучали иврит и основы иудаизма. За несколько недель до Песаха в 1942 году Корчак провёл тайную церемонию на еврейском кладбище: держа Пятикнижие в руках, взял с детей клятву быть хорошими евреями и честными людьми.

 

Он отклонил все предложения вывести его из гетто и спрятать. Его соратник Игорь Неверли рассказывал: «Смысл ответа доктора был такой: не бросишь же своего ребёнка в несчастье, болезни, опасности. А тут двести детей. Как оставить их одних в газовой камере? И можно ли это всё пережить?»

 

В 1942 году летом, незадолго до гибели, Януш Корчак писал в своём дневнике: «Журналы, в которых я сотрудничал, закрывались, распускались обанкрочивались. Издатель мой, разорясь, лишил себя жизни. И все это не потому, что я еврей, а что родился на Востоке. Печальное могло бы быть утешение, что и пышному Западу худо. Могло бы быть, да не стало. Я никому не желаю зла. Не умею. Не знаю, как это делается».

 

Треблинка

 

В конце августа 1942 года «Дом сирот» получил приказ о депортации. Жарким августовским днём Корчак и 200 воспитанников явились на Гданьский вокзал, откуда их в товарных вагонах отправляли в лагерь смерти Треблинка. Один из очевидцев Эммануэль Рингельблюм написал об этом дне: «Нет, этого зрелища я никогда не забуду! Это был не обычный марш к вагонам, это был организованный немой протест против бандитизма!... Выстроенные четвёрками дети. Во главе — Корчак с глазами, устремлёнными вперёд, державший двух детей за руки. Даже вспомогательная полиция встала смирно и отдала честь. Когда немцы увидели Корчака, они спросили: "Кто этот человек?" Я не мог больше выдержать — слезы хлынули из моих глаз, и я закрыл лицо руками».

 

5 или 6 августа (точная дата неизвестна — прим. ред.) 1942 года Корчак погиб в газовой камере лагеря.

«Хотелось бы умирать, сохраняя присутствие духа и в полном сознании. Не знаю, что я сказал бы детям на прощание. Хотелось бы сказать многое и так: они вправе сами выбирать свой путь»

Память

 

«Пусть мы дымом истаем над адовым пеклом, пусть тела превратятся в горючую лаву, но дождём, но травою, но ветром, но пеплом, мы вернёмся, вернёмся, вернёмся в Варшаву!» — писал бард Александр Галич в своей поэме «Кадиш», памяти Корчака. Многие сходятся во мнении, что это лучшее, из написанного Галичем, за всю творческую деятельность. Основанный на дневнике и воспоминаниях, исторических данных с добавлением художественных деталей и метафор — горький, мучительный текст, страшный факт реальной истории.

 

Помнят Януша Корчака и в Израиле. В мемориальном комплексе Яд ва-Шем есть площадь его имени. На ней стоит памятник Корчаку и его детям, он изображён обнимающим и оберегающим их. В 49 лет он написал в дневнике: «Что такое, собственно, жизнь, счастье? Лишь бы не хуже, лишь бы так, как сейчас» — и был верен этому.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload