• Кира Кац

UncleShurik: «Уверен, что творчество убивает, опустошает и требует эмоциональных затрат»


Александр Чернов, больше известный в мире бутьюба как дядя Шурик — один из старичков книжного YouTube. В интервью «Парафраз» Александр рассказал, почему блогеры используют кликбейт, какие книги не попадут на канал UncleShurik и что в будущем ждёт видеблогеров.

У тебя довольно скандальная репутация в мире буктьюба. Почему ты выбрал такой формат — снимать о сомнительных произведениях?

Есть литературные критики — это люди с образованием, профессионалы. YouTube — другая территория. Здесь контент создаётся обычными людьми и, по большей части, он развлекательный. Я не считаю, что от меня требуется сделать полуторачасовой анализ прочитанного произведения — не мой это формат. Я отдаю себе отчёт в том, что я не специалист.

Какие книги ты не станешь обозревать?

Хвалить то, что я считаю плохим, например, эзотерику и псевдонаучную литературу — это для меня табу. Ну, в какой-то мере ещё и политика. Но вообще, я просто стараюсь развлекать и не ставлю перед собой задачу просвещения. Хотя, иногда я рассказываю о книгах, которые, в массе своей никому не нужны, но это важно для меня и для маленького процента моей аудитории. Я, например, постоянно пиарю Мо Яня — это не даст рост каналу, не даст денег.

Ты делаешь обзоры на заказ?

Я и не скрываю, постоянно об этом рассказываю, чтобы люди приходили и заказывали (смеётся). У меня есть прайс, в котором написано, что моё мнение в любом случае останется честным и я скажу всё, что думаю.

На самом деле, и негативный обзор продаёт книгу, потому что всем понятно — это всего лишь мнение одного человека. Я скажу: «Это подростковая фигня!», а есть среди моей аудитории те, например, кто сейчас ищет что-то такое — и они это купят.

Но продавать мнение — это никуда не годится. Хотя, это всё легко говорить, пока не предложили каких-то огромных денег.

Огромные — это сколько?

Не хочу говорить о каких-то нереальных деньгах, типа миллиона долларов. Но, думаю, если бы мне предложили 100 тысяч рублей, то я, скорее всего, согласился бы. А вообще, я сейчас отказываюсь чаще, чем раньше. Когда я только приехал в Москву: надо было есть, платить за квартиру — это многое решало. Но мнение, прошу внести в протокол (смеётся), я не продавал ни разу.

Мне не раз предлагали встроить рекламу, где девушка идёт к банкомату снимать деньги, которые она якобы выиграла в казино и подобные этому ролики, но это однозначное табу.

В этом, кстати, проблема. На телевидении за рекламу отвечают люди, а на YouTube никто ни за что, по факту, не отвечает. Именно поэтому я один из немногих людей, кто за цензуру. Конечно, я имею в виду всякие пирамиды и не сторонник того, что было в Советском Союзе, но нужна какая-то ответственность.

А как ты относишься к возрастному цензу к книгам?

Я считаю, что есть книги, которые не стоит читать до определённого возраста. Но это не про систему, которая сейчас у нас введена. Дикость, когда ты не можешь ещё читать Шолохова, но в это же время спокойно найдёшь порно.

Как давно YouTube является твоим основным заработком?

С момента, когда я ушёл из Life.ru и переехал в Москву. Но это очень нестабильный заработок. При этом, непосредственная реклама на канале — это не основной доход. Другие каналы, издательства и книжные магазины — контакты, которые появились благодаря буктьюбу — дают бо́льшую часть моего дохода. Мой канал, в этом плане, скорее играет на руку — меня знают в этих кругах и обращаются.

Я бы хотел, чтобы только мой канал приносил деньги, которые меня бы устроили. Все в выигрыше — контента больше, а я бы занимался тем, чем хотел. У меня был период, когда я думал, что буктьюб — это ниша, а чтобы зарабатывать надо снимать скандалы, интриги, расследования. Но сейчас я верю в то, что у этого есть будущее.

Сколько может быть заработок у блогера на YouTube?

Я не буду конкретизировать свои заработки, но с 50 тысячами подписчиков можно спокойно зарабатывать около 30 тысяч рублей. А если напрягаться и перешагивать периодически через совесть, то можно получать 100 тысяч и больше.

Когда у тебя есть канал, ты сам себе сценарист, монтажёр, режиссёр и продажник — вот от последнего и зависит твой заработок. Если ты умеешь себя продавать, то и деньги будут. Самое тяжёлое, что у тебя нет начальника. Бывает наберёшь проектов и хватаешься за голову — когда всё это сделать?

Если бы за ближайший год не было ни одного рекламного предложения. Ты бы начал делать ролики не о книгах?

Конечно. А может и вообще бы перестал снимать видео.

Ты вводил на канале премиум-подписку. Что из этого вышло?

Это были голодные времена, когда я только приехал в Москву и пока не стал богатым и успешным (смеётся). И я решил делать отдельный контент для тех, кто платит. Я тогда собрал немного людей и снял некоторую часть роликов, они до сих пор доступны для них — их больше никто не увидит. Но это был провал. А главное, что мне как автору было тяжело — я хотел делиться контентом, а там было чуть меньше ста человек, и могли посмотреть это только они.

Вообще, я украл эту идею у блогера, обозревающего «Warhammer 40,000». Сама эта игра — недешёвое развлечение, там люди привыкли платить. И по сути, у него нет конкурентов, потому что эту информацию людям больше негде получить. Для того чтобы делать что-то подобное, у тебя должен быть уникальный контент, а буктьюб — это априори не эксклюзивно. К тому же у тебя должна быть аудитория, готовая за это платить.

В моём случае это просуществовало несколько месяцев. Я понял, что никогда больше такого делать не буду.

Известная в узких кругах группа во ВКонтакте «Подслушано Книгоблогеры» часто публикует посты о тебе, которые вызывают бурные обсуждения. Как ты относишься к хейту?

В комментариях к моим видео негатива гораздо больше. Вначале, когда блогер с таким сталкивается — очень тяжело. Тебе пишут что-то по типу «Умри!», и ты расстраиваешься, а потом тебе всё равно. Но это накапливается.

Главное не начать отвечать людям, потому что ты поймёшь потом — какой фигнёй я занимаюсь. Но от этого так просто не абстрагироваться, негатив давит. А ведь в рамках буктьюба хейта гораздо меньше, чем в целом на YouTube.

Почему на YouTube даже книжные блогеры часто используют кликбейт?

У меня есть два обзора на Сорокина. Один называется «Сорокин и его "Метель"» — 12 тысяч просмотров, а второй — «Ужасная книга» и там уже 35 тысяч.

К сожалению, нам приходится привлекать подписчиков разными способами. Но с другой стороны, ты можешь такими методами привлечь людей и рассказать им про хорошую книгу. Я такого не чураюсь.

Плохо заходят обзоры на малопопулярные книги. Поэтому такие ролики я делаю просто, чтобы поддержать интерес, потому что мне самому нравится.

Планируешь ли ты написать книгу, как многие твои коллеги?

Конечно! Я открыл в себе потрясающую способность — во всём, что касается гуманитарных наук, я могу после длительных тренировок добиться абсолютно среднего результата. Я могу средне снимать видео, писать очень средние стихи, так и с книгой.

Правда, в этом есть подвох. Если ты веришь в то, что делаешь — то и все в это верят, а мне всегда кажется что я сделал какую-то муру.

И что ты планируешь написать?

Скорее всего, стихи. Если ты умеешь хороши читать стихотворения — это полдела. Сейчас вот изучаю много поэзии — вдохновляюсь.

Единственное, многие поэты рано умерли, а я не хочу. Уверен, что творчество убивает, опустошает и требует эмоциональных затрат. Поэты, писатели — многие закончили жизнь самоубийством. А блогеры живы — значит никакого творчества. Я не поверю в то, что блогеры творят, пока один из них не покончит с собой.

Я на предпоследнем нон-фикшене (Международная выставка интеллектуальной литературы — прим. ред.) познакомился с девочкой. Недавно выпустили две её книги. Так вот, прежде чем её заметили, она написала 27 книг. Да, это подростковая литература, но какая работоспособность.

Кого ты смотришь на YouTube?

Я мало смотрю — Хованского и BadComedian. Хотя, я считаю, второй скатился — прошло время, когда это было смешно.

Бывало, что ты смотрел кого-то, а в жизни человек тебя разочаровал?

Было наоборот, скорее. Мне были не очень интересны некоторые блогеры, а потом я с ними познакомился и они оказались прикольными.

О чём разговаривают буктьюберы, когда встречаются?

Сейчас люди встречаются и начинают обсуждать какие-то деньги, какие-то сплетни, а хотелось бы, чтобы обсуждались идеи. Нам всем не хватает какой-то мысли, мы ничего не несём. Я сейчас об этом усердно думаю, потому что мне очень не хватает какого-то комьюнити.

Мы не говорим о книгах, когда встречаемся — почему? Мы же читаем, по сути, живём книгами. Это грустно.

Я хочу рассказывать о чём-то контркультурном. Есть множество маленьких издательств, крутые локальные магазины — мне хочется этим делиться.

Как ты видишь развитие видеоблогерства?

Произойдёт сращивание телевидения и интернета — мы уже сейчас это видим. Тот же Дудь, «Дружко Шоу» — это всё телеформаты. И блогеры тоже стремятся на телевидение, например, Соболев.

К сожалению, будет больше политики, её и сейчас уже много — это плохо, люди которые в этом не разбираются становятся лидерами мнения, при этом, не очень понимая что происходят.

Ты готов быть блогером в 50 или даже 70 лет?

Да. Сейчас YouTube воспринимается как что-то молодёжное и модное, но я надеюсь, что аудитория площадки расширится. Конечно, если этого не произойдёт — то я уйду. Но думаю, что это будет аналог телевидения, куда сможет прийти человек любого возраста и разных интересов.

Какая книга больше всего на тебя повлияла?

Это абсолютно банально, почти как «Мастер и Маргарита», но книга, которая заставила меня всё пересмотреть — это «Преступление и наказание». Считается, что лучшее произведение у Достоевского это «Братья Карамазовы», но «Преступление» меня изменило.

Есть книга, которую ты не прочтёшь ни за какие деньги?

Любую прочту, причём бесплатно.

#люди #культура #блоги #литература #YouTube #блог #inspiration #интервью

  • Facebook - White Circle
  • Zen_logo
  • Vkontakte - Белый круг
  • Telegram_Messenger_edited
  • RSS - White Circle

18+

ПАРАФРАЗ © 2017 - 2020

НЕЗАВИСИМОЕ ИЗДАНИЕ О ЛЮДЯХ, КУЛЬТУРЕ И ВДОХНОВЕНИИ

Кино. Культура. Интервью. Люди. Музыка. Искусство. Литература. Эмиграция. Путешествия. Фотография.