• Кира Кац

Мария Сапижак: «Любое обсуждение — лучше молчания»

Как говорил Станиславский: «Театр есть искусство отражать». О том, что сегодня отражает театр, поговорили с режиссёром Марией Сапижак, выяснив, как театральные фестивали могут помочь не только начинающим творцам, но и зрителям, и почему на смену критике приходят экологичные обсуждения.


26—28 ноября 2021 года на Новой сцене Александринского театра в Санкт-Петербурге пройдёт Всероссийский фестиваль зелёного театра «Экотопия: Экология/Действия», в программе которого как театральные показы, так и дискуссии с приглашёнными экспертами в области театра и экологии.


Мария Сапижак. Фото из личного архива.


Долгое время вы вели аккаунт, в котором публиковали театральные рецензии и размышления о тех или иных постановках. Летом вы написали там прощальный пост, из которого стало понятно, что режиссура занимает всё ваше внимание. Не скучаете ли по своей критической деятельности?

Во-первых, я никогда не хотела позиционировать этот блог как театральную критику. Я начала его вести довольно давно, еще когда только начинала свою практику театра, и этот блог был моей дополнительной мотивацией развивать насмотренность и учиться анализировать спектакли не на уровне «нравится/не нравится», а в каких-то более конструктивных категориях. Во-вторых, да, в последнее время было действительно довольно много проектов, и на это «хобби» в виде блога уже не оставалось ресурса — там же мало просто писать, там же надо как-то работать с аудиторией, и это забирало много сил. И вообще, я интроверт до мозга костей (смеётся). Сейчас по этому периоду своей жизни не скучаю, воспринимаю как одну из тех ступеней, благодаря которым я нахожусь сейчас в той точке, в которой нахожусь.

Критика помогает творцам или мешает?

Это довольно сложный вопрос. Думаю, из-за того, что я стремлюсь к горизонтальным взаимоотношениям и экологичности коммуникаций, мне вдруг стало казаться, что «критика», о которой тебя никто не спрашивал — это не этично. За всех «творцов» не скажу, но относительно себя могу ответить, что есть те коллеги, мнению которых я доверяю, и в мотивах которых не сомневаюсь, и что бы и как они ни говорили, я постараюсь прислушаться, потому что зачастую их взгляд со стороны действительно помогает.

Тизер фестиваля «Экотопия»


Наверное, мне ближе понятие «обратная связь». На том же фестивале «Экотопия: Экология/Действия» эскизы будут смотреть и обсуждать приглашённые нами эксперты, но мы сразу же оговорили с ними тот момент, что цель обсуждений — ни в коем разе не критика идей и их воплощения, а создание здорового экологичного поля дискуссии. Это не уникально, конечно, но очень здорово, что все больше людей из сообщества стремятся именно к таким форматам обсуждений.

В обсуждении вашего спектакля «Клуб 27» много внимания уделялось вопросу о том, могут ли и должны ли непрофессиональные актёры играть в спектаклях. Вы настаивали на том, что отсутствие образования — не повод отказать человеку в роли. Необходимо ли вообще образование, будь то актёрское или режиссёрское? Что лично вам оно дало?

Мне вообще не очень понятна формулировка «должны или не должны». Кто уполномочен решать, кто и что кому должен? Я думаю, что раз театр — это про коммуникацию, то это не только про коммуникацию между условными актёрами и условными зрителями, но и про коммуникацию внутри команды. Каждый может самостоятельно выбирать, как и с кем работать, какой уровень образования или опыта ожидать от команды и так далее.

Спектакль «Клуб 27»


У меня и многих моих коллег есть проекты, где мы работаем с актёрами с профессиональным образованием; есть проекты, в которых принципиально участвуют люди вообще других профессий и занятий; есть проекты, где задействованы и те и другие. Я думаю, нет и не может быть какого-то единого стандарта, в конце концов, мы со своими профессиями не жизни человеческие спасаем и не дома строим.

Образование, любое образование — не бывает лишним. Это сконцентрированное во времени развитие навыков, выстраивание собственной системы мировоззрения, это опыт нахождения в плотной среде «таких же, как ты», но сегодня существует довольно много альтернатив институциональному образованию, и это прекрасно. Я рада, что мне удалось получить образование — это помогло в своей голове как-то разложить по полочкам тот хаос, который разросся в результате довольно интуитивного моего входа в режиссёрскую профессию. Но я отдаю себе отчёт, что мои компетенции — это не документ государственного образца в твердой обложке.


Спектакль «Мастэктомия»


А подобные обсуждения «после спектакля» с критиками или же зрителями — скорее помогают или, наоборот, мешают режиссеру и всей труппе?

Я люблю обсуждения спектакля со зрителем. И в стандартном виде, и в виде каких-то партиципаторных практик. Мне кажется, это тоже что-то важное про «обратную связь» и театр как способ коммуникации. Всё-таки коммуникация сама по себе предполагает два субъекта, и всегда радостно, когда это удаётся. Я думаю, что любое обсуждение — лучше молчания. Это, наверное, моё зрительское ощущение: круто, если спектакль тебе так понравился, восхитил, вдохновил так, что хочется о нём говорить без умолку; круто, если спектакль тебе настолько не понравился, возмутил, разозлил, что ты потом ещё 3 дня об этом всем рассказываешь. Хуже всего, когда спектакль оставил тебя равнодушным.

Как вы отбираете материал с которым хотите работать? Что должно быть в истории, чтобы она зацепила и вы захотели её срежиссировать?

Очень сложный вопрос. Есть ряд тем, которые очень интересуют меня как человека — их хочется исследовать, искать какие-то ответы на собственные вопросы. На некоторые из них можно себе ответить как раз с помощью спектакля или перформанса. Бывает, что целенаправленно ищу тексты под этот сформулированный запрос, или — как было с фемлабораторией «Ничья» и тем же «Брусфестом» — видишь какое-то пространство, посвящённое волнующей тебя теме, и уже внутри него ищешь, как бы себя применить. А бывает история как в «Гарри Поттере»: «не волшебник выбирает палочку, а палочка — волшебника» — случайно натыкаешься в интернете, или кто-то из знакомых присылает нечто интересное.


Спектакль «Мастэктомия»


А какие этапы обычно вы проходите, создавая спектакль?

Это зависит от очень многих факторов: команда, сроки, площадка. Но обычно это: загорелась идеей, нашла команду, сочиняем, сочиняем, сочиняем, готовимся к выпуску, паникуем, выпускаем. Иногда дальше идёт стадия «переделываем» (смеётся).

Каким своим спектаклем вы гордитесь сейчас больше остальных?

Каждая работа — как любимый ребёнок. Для меня очень важен сам процесс, и так как большинство своих спектаклей или перформансов я делала с людьми, работа с которыми доставляла мне огромное удовольствие, а значит, и результат был лишь частью — важной, но частью — этого процесса, сложно выделить что-то, чем вот прям горжусь. Не знаю, вопрос подразумевает какой-то пафосный ответ, как будто бы, а у меня такого ответа нет. Мне просто нравится мое дело, я получаю от него удовольствие и умею делать так, чтоб и другие получали от него удовольствие. Я знаю, хотя бы для какого-то числа зрителей в зале происходящее имеет значение — и этого достаточно для понимания, что это ценно и важно.

Помогают ли театральные мастерские, фестивали и лаборатории режиссёрам? На что вы бы посоветовали обратить внимание начинающим режиссёрам?

Вопрос, как к какому-то мастодонту театра (смеётся). Я сама, в общем-то, всё ещё начинающий режиссёр, так что с этой позиции могу сказать, что, конечно же, да. Мастерские, фестивали, лаборатории — это очень полезные вещи, потому что это новая энергия, новые люди, новые идеи и отличная встряска для следующих свершений, и, конечно, важная возможность стать заметным или заметной в поле профессии.

Ещё в 2019 году ваш спектакль «Eco To Go» уже был представлен на фестивале «Брусфест». Когда вы впервые решили сделать спектакль об экологии?

На «Брусфесте» был не спектакль, а как раз эскиз, самая первая проба «Eco To Go». Это и была моя первая попытка сделать что-то на тему экологии, потому что я тогда начала вовлекаться в экоповестку на уровне попыток сортировать и сдавать отходы и разбираться в упаковке. Я начала в это всё вникать, но вместе с тем стала сталкиваться с негативом со стороны близких, мол «да это всё не имеет смысла» и «да ты одна ничего не изменишь» и всё в этом духе. Я подумала: «Ну, я же не единственный человек в мире, который с этим сталкивается. Есть вон люди, которые добровольцами пожары тушат, и ничего, справляются ведь!». В общем, заинтересовал меня вопрос того, с какими проблемами сталкиваются люди, которые пытаются быть экологичными и как они их преодолевают. Стали с соавторками собирать интервью, очень много интересного узнали, собрали в текст для эскиза, а впоследствии — и для спектакля. И это не только про творчество, но и про самоподдержку.


Спектакль «Eco To Go»


Что «экологические» спектакли могут изменить?

Театр — это ведь про то, что ты не один. Что ты не один со своими вопросами к внешнему миру, сомнениями и переживаниями. Мне стало проще соблюдать свои экопривычки и внедрять в свою жизнь новые. И если, для кого-то ещё, просмотр «экоспектакля» будет иметь тот же эффект — это уже победа и ощутимый результат. Think globally, act locally.

Есть ли что-то, что для вас неприемлемо в театре?


Мне не нравится натурализм в театре. Но я не могу сказать, что это неприемлемо. Я думаю, что неприемлемость чего бы то ни было — зона ответственности того, кто собственно это что-то не приемлет. Например, мне не нравится натуралистичное насилие, и я не буду использовать его в своих спектаклях — это моя проблема. Но если кто-то другой в своем спектакле использует этот приём — это всё ещё моя проблема. Поэтому я не считаю, что есть что-то универсально неприемлемое.


Какие театральные работы в последнее время поразили вас, как зрителя?


Из последних находок — это, наверное, «Королевство кривых» Альметьевского театра, «Подтвердите, что вы человек» Театра Поколений и два спектакля в рамках последнего фестиваля «Точка доступа» — «Стая» и «Симулятор школы».