• Катерина Баскакова

Писатель, трубач и певец: абстрактный мир Бориса Виана

Про одного из самых загадочных французских писателей и автора знаменитого романа «Пена дней», можно смело сказать «талантливый человек — талантлив во всём». За 39 лет своей жизни создал невероятное количество произведений не только как писатель, но и как музыкант, журналист и переводчик. «Парафраз» рассказывает о жизни и творчестве жовиального джазиста Бориса Виана.



Борис Виан родился в марте 1920 года в предместье Парижа — небольшом городе Виль-д’Авре. Из-за своего необычного и редкого во Франции имени его часто называли русским, но на самом деле с Россией его связывало лишь то, что мать писателя Ивонна любила оперу «Борис Годунов», в честь которой и дала имя своему второму сыну. Величание русским в будущем ничуть не беспокоило поэта, более того, он даже написал песню «L'Ame Slave», в которой незатейливо подшутил над своим славянским происхождением.



С раннего детства в семье поэта царило благополучие — на полках стояли книги, из комнат доносились звуки игры на музыкальных инструментах вперемешку с детским смехом. Регулярные концерты, устраиваемые мамой поэта, не дали должного результата, и дети семьи Виан возненавидели Моцарта, зато выказывали тягу к джазу. Эта атмосфера впоследствии сформировала круг интересов поэта.


Уже в 16 лет юный Виан страдал от сердечной недостаточности, которая стала следствием брюшного тифа. Однако болезнь не стала преградой для реализации творческих замыслов, и к своим 39 годам писатель создал десятки романов, пьес, рассказов, стихотворений, либретто и, конечно, сотни статей для различных журналов и газет. Но всё же большее предпочтение Виан отдавал музыке, а именно: джазу.


«На свете есть только две вещи, ради которых стоит жить: любовь к красивым девушкам, какова бы она ни была, да новоорлеанский джаз или Дюк Эллингтон»

Ещё будучи ребенком, поэт совместно с братьями создал джазовый оркестр, в котором ему отводилась роль трубача. Борис играл невзирая на противопоказания врачей. Примечательно, что игре на инструментах братья учились самостоятельно, слушая передачи на радио и пластинки джазменов. Самодеятельный оркестр Вианов часто играл в Сен-Клу и в Севре, но чаще всего в просторной бальной зале «Ле Фоветт».


В начале 1940-х, когда на территорию Франции вторглись немцы, Виан играл в оркестре Клода Абади — он не мог служить в армии из-за проблем с сердцем. После освобождения Франции он продолжил играть в любительском оркестре, выигрывая в международных музыкальных конкурсах и сопровождая по Парижу величайших джазменов Америки — Чарли Паркера и Дюка Эллингтона. Сам джазист в игре на трубе ориентировался на кларнетиста Бикса Байдербека, у которого, по словам Клода Леона или Додди (прозвище, которое закрепилось за ним и позже упоминалось в новеллах Виана — прим. автора), он «перенял сладострастный, романтический, цветистый стиль». Байдербек играл на трубе краешком рта, соблюдая основы лирического стиля — этой особенностью Виан и вдохновился у своего кумира.


«Оркестр Клода Абади»/Робер Дуано


Именно в послевоенные годы Борис Виан обрёл неслыханную славу в музыкальных клубах квартала Сен-Жермен-де-Пре и даже был удостоен неповторимым прозвищем «Принц Сен-Жермен-де-Пре». Но славился он не только своими песнями и талантом, а ещё и скандальностью. Несмотря на профессиональную игру, оркестр Виана и его товарища Клода Абади отказывался выступать в традиционной одежде всех джазменов, предпочитая белым пиджакам синие костюмы. Это давало им привилегию сойти со сцены и остаться незамеченными зрителями. Оркестр играл в своё удовольствие, отказывался играть на заказ, а однажды, не получив плату за выступление, украл из клуба несколько клавиш рояля.


Оркестр Абади-Виан играл в новоорлеанском стиле, в жанре, перенятом у Дюка Эллингтона. Сам Виан в «Джазовых хрониках» писал, что ритм: «будит чувства, разум — не знаю что... воспоминания, ассоциации...».


Художник метафизической реальности


Борис Виан взялся за перо в ту пору, когда ему было чуть больше двадцати лет. Как и многие французские классики, он сочинял свои лучшие произведения в вагонах поездов и в барах.


В 1942 году Виан, готовясь стать отцом, написал сказку для своей хворающей жены Мишель. Так, развеяв тоску супруги, он создал своё первое произведение под названием «Волшебная сказка для не вполне взрослых».


После этого писатель с жаром принялся за другие работы, создав неоконченный роман «Разборки по‑андейски», «Сколопендр и планктон» и, наконец, «Пену дней» — роман, ставший вершиной творчества Бориса Виана. Все произведения писателя объединяет то, что они изобилуют остроумием и забавными сюжетами, которые невозможны в действительности. В текстах, созданных Вианом, появляются ранее неизвестные языковые формы, деконструируемые в новые и парадоксальные. Поражают его пародии на высказывания великих философов, популярных в XX веке писателей и музыкантов. Вдобавок его тексты содержат отсылки к произведениям мировой литературы и песням величайших джазменов.


В 1943 французский литературно-критический журнал «La Nouvelle Revue française» учредил премию для начинающих писателей. Было известно, что победитель премии мог получить крупное денежное вознаграждение и право опубликовать своё произведение в любом парижском издательстве.


Борис Виан решил попытать удачу, и уже к маю роман был написан. Рукопись «Пены дней» понравилась Раймону Кено, который нашёл, что Виан своим романом открыл дорогу в будущее. Многие писатели, в том числе и члены жюри, сулили премию именно ему. Однако победу одержало произведение поэта Жана Грожана «Земля времени».


Борис Виан был разочарован новостью о своей неудаче, но Гастон Галлимар предложил ему опубликовать произведение у себя в издании. Так роман появился на страницах журнала «La Nouvelle Revue française» в 1947 году.


О чём повествует Виан в «Пене дней?»


Представьте себе мир, на улицах которого без перерыва играют джаз-оркестры, где люди перебираются на другой конец города не на общественном транспорте, а на мягком и комфортном облаке, а металлическое грузное оружие уничтожают теплом человеческого тела. Автор пишет о вещах, которые невозможны в действительности, но в этом удивительном мире всё выглядит так, как будто это вполне реально.


Борис Виан знакомит своих читателей с компанией друзей, судьбы которых совершенно различны, но кое-что общее их всё-таки объединяет — тяга к жизни. Несмотря на огромный пласт сарказма и иронии, произведение Виана о настоящей и нежной любви. Эта история об эволюции, на которую толкает настоящая забота и долг перед любимым человеком.


Прочитав роман Виана, непременно хочется достать пыльную пластинку и завести патефон, пригласить на вечер друзей танцевать до упаду «танец-скосиглаз». Только важно помнить об одном маленьком предупреждении, оставленном для своих читателей Вианом, — громко Эллингтона не слушать, иначе комната примет форму пластинки. А кому это нужно?


Скандал вокруг фигуры Виана


Борис Виан на страницах журналов не раз выступал под другими именами, например, как Бизон Рави — одна из анаграмм его имени. Уже к 1946 году в периодических изданиях всё чаще появлялись тексты под главным псевдонимом писателя — Вернон Салливан. В 40-е годы в журналах и газетах появлялись переводные американские романы в так называемой чёрной серии (аудитория периодических изданий требовала новых историй с неиспользованными ранее сюжетами, и в «Scorpion» на потребу публике были опубликованы романы с криминальными сюжетами, интригами и расследованиями — прим. автора). Для издания «Scorpion» Борис Виан написал одно из самых обсуждаемых и популярных произведений того времени — «Я приду плюнуть на ваши могилы».


Согласно созданной Вианом легенде, Вернон Салливан — начинающий писатель, мулат, который не смог опубликовать произведение у себя на родине из-за расовых законов. С журналом «Scorpion» у писателя был подписан официальный контракт, в котором значилось, что Борис Виан стал переводчиком и представителем всех произведений Салливана. Шутка выдалась на славу. В произведении отсутствовал даже намёк на традиционные ценности, зато хватило с головой эротики, насилия и крови. Однако нестандартный для творчества Виана сюжет был расхвален публикой. Мистификация была раскрыта не сразу, но уже к 1950 году читатели догадались, что настоящий автор будоражащих общество книг никакой не Вернон Салливан, а Борис Виан.


Французский рок-н-ролл


Начиная с 50-х годов Виан пишет песни, параллельно публикуя в периодических изданиях оперные либретто, статьи и пьесы. Созданные писателем тексты песен вызывали споры и скандалы — Виан в них высмеивал пороки французского общества, политику, войну. Но и в истории французской музыки он не остался незамеченным — Серж Генсбур говорил: «Только потому, что я услышал Виана, я решил попытать счастья в этом непритязательном жанре». Французская актриса Магали Ноэль спела с Вианом в паре и их дуэт подарил обществу пикантную и фривольную по тем временам песню «Fais-moi mal, Johnny», что в переводе с французского означает «Сделай мне больно, Джонни».



Борис Виан — писатель, чьё творчество возникло на рубеже, когда некоторые особенности его прозы и поэзии предвосхищали появление работ постмодернистов, но вместе с тем и продолжали традиции модернизма начала ХХ века. Он породил приёмы литературной работы с текстом, не существующие ранее. Виан действительно «опередил своё время», как однажды выразился о писателе Раймон Кено.


Он умер в 1959 году. 23 июня Виан отправился на премьеру фильма «И приду плюнуть на ваши могилы». Из-за своей горячности и споров с режиссёрами, он был лишён прав на экранизацию, поэтому на премьеру отправился в качестве простого зрителя. Спустя десять минут просмотра Виану стало плохо — его больное сердце не выдержало и у него случился сердечный приступ.